IT-новости

Закон о цифровых активах, обсуждение продолжается…

Госдума возвращается к рассмотрению законопроекта о цифровых финансовых активах, существенно переработав документ ко второму чтению и уводя его в сторону от легализации криптовалюты.

Вопрос об отношении к криптовалютам стоит перед регуляторами последние несколько лет, и в период активного роста стоимости биткоина, самой популярной в мире криптовалюты, Россия начала разрабатывать правовое поле для них. Законопроект был принят Госдумой в первом чтении 22 мая 2018 года, с тех пор депутаты пересмотрели подход. В ходе дискуссий с Центробанком и Минфином авторы законопроекта о цифровых активах решили не касаться криптовалют в документе. « Многое в этом законе мы отредактировали, исходя из позиций Центрального банка, в том числе, убрали понятие криптовалюта, токен» , &ndash сказал глава комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолий Аксаков. « Хайп немного спал, но тема продолжает всех интересовать... Есть замечания ФСБ, касающиеся вопросов использования криптовалют &ndash биткоинов, эфиров и других &ndash которые активно используются в нашей жизни, в том числе для отмывания преступных капиталов и для финансирования разных неблаговидных дел. Этот вопрос в законе не урегулирован» , &ndash сказал он.

При этом есть позиция FATF, где она поддерживает новую редакцию закона, но с оговоркой, что вопрос криптовалют должен быть урегулирован в правовой сфере РФ в течение 2019 года, добавил Аксаков. « Вопрос сложнейший, его надо прописать в весеннюю сессию и принять закон в течение года, при этом замечания ФСБ мы должны учитывать и соответствующим образом реализовать» , &ndash сказал он.

ТРЕБОВАНИЯ ЦЕНТРОБАНКА

Изменения документа, которые произошли между первым чтением и последней редакцией, повышают « юридическую точность текста» , сказал директор юридического департамента ЦБР Алексей Гузнов. Уточняются имущественные отношения между участниками и требования к основным институтам &ndash операторам информационных систем, в которых выпускается цифровой финансовый актив, и операторам обмена &ndash посредникам.

В документе описан закрытый перечень операций, которые могут быть совершены с цифровыми финансовыми активами на территории страны - это купля/продажа, мена, погашение и совершение записи об изменении обладателя таких активов. « С учетом того, что еще должно быть сделано &ndash комплексная работа по выработке отношения к существующим криптоактивам - этот текст достаточен для того, чтобы сама индустрия цифровых финансовых активов смогла работать в легальном поле» , &ndash сказал Гузнов. Отвечая на вопрос, будут ли установлены требования к операторам обмена (банкам) по размеру капитала, Иван Зимин, глава департамента цифровых технологий ЦБР сказал, что регулятор сможет устанавливать разные требования. Пока речь про требования, связанные с информационной безопасностью &ndash « с точки зрения сертификации и аттестации таких систем» . Таковы требования ФСБ, напомнил Аксаков, поскольку вопрос безопасности страны выходит на передний план.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ФСБ

Сотрудник ФСБ Максим Медведев сказал, что проблемой законопроекта является « излишняя технологическая привязка» к одной определенной информационной системе, где обращаются цифровые финансовые активы, &ndash блокчейн (blockchain). « Аналогичным образом сформулированы определения данной системы, на наш взгляд, эта терминология должна быть определена на уровне документов по стандартизации, это не предмет закона» , &ndash сказал Медведев. Законопроект регулирует существующие системы, а той, которая создаётся государством, он не касается, добавил он. « Мы привязали к блокчейну намеренно, &ndash пояснил Аксаков, &ndash потому что могли попасть на арбитраж, поскольку бездокументарные ценные бумаги &ndash фактически те же цифровые финансовые активы, но в централизованном реестре, и это могло привести к злоупотреблениям» . Регулирование ценных бумаг более сложное и затратное, поэтому многие участники стали бы злоупотреблять и использовать общие нормы для цифровых активов. Чтобы эти сферы разделить, цифровые активы привязали к технологии блокчейн. В тексте законопроекта указано, что операторы информационных систем могут выпускать и организовывать обращение цифровых операционных знаков, но определение этого понятия отсутствует. Депутат Мартин Шаккум сказал, что это не технологический элемент цифровой системы, а стоимостной, похожий на криптовалюту. Гузнов возразил, что понятие цифрового знака не имеет стоимостного значения, но оно необходимо для того, чтобы был стандартизирован обмен цифровых активов на деньги. « Нам бы не хотелось, чтобы появились стоимостные сущности, которые могли выступать в виде квази-денег» &ndash сказал Гузнов. « Цифровой знак необходим для работы блокчейна, это только внутри блокчейна и только по решению ЦБ... там дано определение цифровых знаков, если бы мы стали дальше его уточнять, то ушли бы в криптовалюты или технологизмы, в чем нас упрекает ФСБ, это выстраданное определение» , &ndash добавил Аксаков. Комитет поддержал 18 поправок к тексту законопроекта и отклонил еще 32, рекомендовав Госдуме принять законопроект во втором чтении 19 марта.

Источник: Financial One.