IT-новости в области права

Закон против киберсталкинга

31.08.2020

Киберсталкинг – использование Интернета для преследования или домогательств человека, группы людей или организации. Под него могут попасть ложные обвинения, сплетни и клевета. К киберсталкингу также можно отнести похищение личности, угрозы, вандализм, вымогательство секса или собирание информации, которая может быть использована для запугивания или домогательств. Граждан РФ намерены защитить от преследования в социальных сетях. Законопроект, наделяющий соответствующими полномочиями правоохранительные органы и судейский корпус, может быть внесен в Госдуму в начале осенней сессии. Проблема киберсталкинга является одним из наиболее актуальных вопросов, связанных с интернет-общением, считает первый зампред Комитета Госдумы по информационной политике Сергей Боярский. Речь идет о людях, присылающих сообщения, в которых они грозятся убить или причинить какой-либо еще вред жизни или здоровью. Нередко эти угрозы из электронных переходят в реальные, сообщил депутат «Парламентской газете».

«Согласно действующей статье 119 УК, угроза убийством или причинением вреда здоровью наказывается только в случае, «если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы», – пояснил он. – А как докажешь, что тот, кто угрожал, действительно собирается причинить вред? Поэтому тем, кто обращается, правоохранители отвечают что-то вроде «когда убьют – тогда и приходите». В итоге людям наносили и физический вред, и убивали. Таких случаев масса».

В одном случае, несмотря на возбужденное дело, мужчина продолжил преследование и угрозы. 11 июня 2020 года потерпевшая подала в полицию заявление с просьбой защитить ее в соответствии с ФЗ № 119 от 20 августа 2004 года «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Этот закон предусматривает, в том числе предоставление потерпевшему личной охраны, выдачу специальных средств защиты и временного помещения в безопасном месте. Тогда же потерпевшая обратилась с ходатайством об избрании в отношении преследующего ее человека меры пресечения в виде «запрета определенных действий» (согласно ст. 105 УПК РФ), попросив запретить ему находиться рядом с ее домом и офисом и общаться с ней любым способом. Заявительнице отказали, потому что «бывший партнер не является подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу». По словам Беловой, полиция, исходя из обстоятельств, возбуждает дело по факту совершения преступления или в отношении конкретного лица. В первом случае даже нападавший человек может проходить по делу как свидетель.

В течение 30 дней с момента получения заявления полиция должна провести проверку, после которой решить: возбуждать дело или нет. Часто бывает, что по факту заявления об угрозе убийством полиция не проводит проверку. Потом оказывается, что за 30 дней с агрессором или свидетелями даже не разговаривали. В таком случае обычно пишут, что человека найти не удалось, и выносят отказ в возбуждении уголовного дела. Если дело возбуждают по факту совершения преступления, а не в отношении конкретного человека, то полиция все равно может ответить, что «лицо, которое осуществляло насилие, не установлено», хотя этот человек может проходить свидетелем по делу. Бороться с этим можно с помощью правовых средств: проверять свои объяснения, которые записывает полицейский, описание и контактные данные агрессора, подавать заявления с просьбой приобщать новые доказательства к материалам дела: скриншоты переписок, распечатку звонков. Возбуждение дела по факту угрозы убийством затрудняется тем, что часто эти угрозы происходят на словах. Что касается закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», который мог бы защитить потерпевших, то адвокаты оценивают его как «абсолютно нерабочий». Сотрудники полиции часто не знают, как применять этот закон даже в тех случаях, когда сама потерпевшая об этом просит. Для применения закона полиция должна оценить степень опасности ситуации.

В связи с бездействием российских властей потерпевшая обратилась в ЕСПЧ, отметив, что в ее отношении нарушены статья Конвенции о правах человека, запрещающая пытки (ст. 3), о праве на частную жизнь (ст. 8), о праве на эффективное средство правовой защиты (ст. 13) и о запрете дискриминации (ст. 14). Возможно, в связи с резонансом в начале осенней сессии парламентарий намерен внести законопроект, который поможет защитить граждан от киберсталкинга и даст соответствующие полномочия правоохранительным органам, судейскому корпусу. Поддерживает в этом коллегу член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Евгений Ревенко. Депутат считает, что травля в соцсетях и «суды Линча» в Интернете – отвратительное и недопустимое явление. «Нужно поставить определенные барьеры, чтобы оградить людей от любых форм травли», – заявил он. Если закон будет принят, то правоохранители и судейские органы смогут защищать пользователей социальных сетей от травли в интернете. Речь идет о сообщениях с угрозами, которые могут представлять опасность в реальной жизни. Сегодня в законодательстве нет механизмов непосредственно для защиты жертв интернет-преследований. В последние годы всё большее распространение получает киберсталкинг – систематические угрозы и травля людей через СМС, Интернет, соцсети. Жертвами становятся не только «звёзды», но и обычные граждане. В связи с этим в Госдуме предлагают создать рабочую группу по совершенствованию соответствующего законодательства. Депутаты, в частности, выступают за введение уголовного наказания для киберсталкеров. В адрес парламентариев поступает множество обращений от граждан с жалобами на преследование в соцсетях и рассылку сообщений с угрозами. Чаще всего преследователи – люди, страдающие от неразделённой любви, бывшие мужья или жены, желающие отомстить, подростки, издевающиеся над одноклассниками. Большинство из них психически нормальны и действуют по строго продуманному плану. Многие сталкеры даже объединяются в группы, которые учат друг друга преследовать жертву и нанести ей наибольший вред. В числе известных людей, подвергающихся киберсталкингу, – актрисы Анна Снаткина и Наталья Рудова, модель Алёна Шишкова, актёр Сергей Безруков, братья Запашные. Например, худрук Большого Московского государственного цирка на проспекте Вернадского Аскольд Запашный рассказал в Госдуме, что он ежедневно сталкивается с киберсталкингом. «Это особенно обострилось с приходом новой политики гуманизации цирка с животными. Угрозы и пожелания смерти я получаю постоянно», – рассказал он. Но, пытаясь понять, как с этим бороться, он понял, что никаких механизмов защиты нет. «Наверное, люди путают свободу слова со вседозволенностью, а отсутствие контроля способствует распространению киберсталкинга», – констатировал народный артист. Он считает, что нужно установить уголовную ответственность за систематическое преследование граждан. А также предложил законодателям подумать, каким образом пресекать распространение различных шпионских программ, позволяющих получить доступ к персональным данным россиян. Композитора и продюсера Андрея Резникова на протяжении четырёх лет преследует женщина, которая уже отсидела тюремный срок и находится на психиатрическом учёте. Она присылает письма и СМС с угрозами расправы, но остановить её невозможно, хотя известен домашний адрес и номер телефона. К слову, депутат организовал в «Инстаграме» общественное движение #НетПреследованию и призвал всех, кто сталкивался с травлей, рассказать об этом. В УК РФ есть статья «угроза убийством», однако, для возбуждения дела по данной статье, необходимо, чтобы угроза была реальной, например, занесенный нож над головой или направленный на жертву пистолет. Зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина поддерживает закон об ужесточении ответственности за киберсталкинг. «Это очень острая тема, так как сейчас сложилась ситуация: «когда убили, тогда и приходите», – подчеркнула депутат. По её словам, нужно работать над профилактикой, предпринимать кардинальные меры, чтобы сталкеры отвечали за свои действия по закону. Первый зампред Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев считает, что таких сталкеров могут остановить не только тюремные сроки, но и административные штрафы. Также депутат предложил внести использование информационных технологий в перечень отягчающих обстоятельств при совершении преступлений. В итоге на заседании «круглого стола» предложено создать межфракционную рабочую группу, которая и займётся подготовкой соответствующих законодательных предложений. Эту идею Сергей Боярский вынесет на обсуждение на пленарном заседании 10 декабря. «Комплексное решение проблемы появится не быстро, спешка здесь не нужна. Но надеюсь, что сформировать рабочую группу мы успеем до конца сессии», – резюмировал он.